victoria1527 (victoria1527) wrote,
victoria1527
victoria1527

Category:

ФРАНЦ КАФКА "АМЕРИКА"

Я РАЗГАДАЛА "КАФКУ"!!!

Как сказал специалист по творчеству А. Белобратов, Кафку не следует объяснять, Кафку следует чувствовать. Кафка и анализ несовместимы.
Я не только его прочувствовала, нашла логику в его произведении, но даже на свой страх и риск горю желанием объяснить Ф.Кафку и проанализировать его роман "Америка". Тем более, что так совпало и сейчас я живу в США.

В свое время мною были прочитаны основные его романы, в которых я ничего не поняла. Мне было страшно и жутко их читать. Никакой гениальности у этого писателя я не находила. Одно лишь сумасшествие. Особенно понятен и близок мне стал лишь рассказ "Превращение". Невозможно забыть чернильницу, которую герой хочет бросить в начальника и детально смакует детали того, как бы все это происходило на самом деле. А ведь в реальной жизни раздражение - это слишком большая роскошь и мы не можем ее себе позволить, к сожалению. Хоть в книжке прочитать.

Пропущенный когда-то мною роман "Америка" попался мне случайно и я решила наверстать упущенное и еще раз убедиться, что я была права. Что читать Кафку невозможно, а почитатели его таланта только придуриваются и строят из себя заумных интеллектуалов, говоря что это не для всех, это для тех, кто понимает.

В самом начале чтения я с изощренным удовольствием отмечала и находила то, что я увидела в его произведениях и раньше. Это бред сумасшедшего или на худой конец, заметки человека, который боится сойти с ума. Читать это может только отъявленный читатель-мазохист, как например я.
Перед читателем предстал абсолютно бесхребетный, патологически нерешительный герой, брезгливо относящийся к сексу, который не может принять любое, даже самое простое решение и все время во всем и во всех сомневается. Пойти, не пойти, пришел, а может уйти, нет, лучше остаться, или нет, уйти. Диалоги между героями показались мне занудными, вязкими как болото и совершенно бестолковыми и никчемными.

И вдруг, когда я дошла до сцены с разбросанным чемоданом, где герой пытался найти фотографию своих родителей, - в нем самом я узнала себя и просто разрыдалась. Сразу вспомнилось, как я стою в школьном коридоре, пытаясь собрать свои разбросанные любимые тетрадки и учебники, которые по какой-то не понятной причине безжалостно выброшены из моего портфеля и зверски растоптаны. Звенит звонок, но я его не слышу, да и не вижу ничего вокруг. Потому что меня охватывает такое вселенское отчаяние и горе от случившегося и самое ужасное, что я не могу даже понять за что? До сих пор не могу понять. Это глубокое страдание от несправедливости потом долго преследует меня. И вот это детская боль вдруг так неожиданно вылезла наружу, что пришлось прорыдать всю ночь.

После этого эпизода я начала открывать в этом романе абсолютно новые грани. Об отношениях между людьми, где порядочных людей безжалостно используют, а они настолько порядочны, что даже представить себе не могут, что другие люди могут так ужасно поступать с ними. В них даже злости нет, одно только отчаянное недоумение - как же так и почему? Я же ничего плохого не делаю, я хороший. Ведь герой на самом деле хороший и добрый мальчик, хотя с каждой страницы книги в моих глазах он постоянно взрослеет.

"На слабом всякий норовит отыграться, власть свою показать, да еще и обругает в придачу".

"...их сын в чужой стране перед этими важными лицами смело отстаивает добро, и пусть пока не довел дело по победы, но готов биться до последнего".

"Безнадежная затея - пытаться рассказом о прошлой несправедливости отвести от себя угрозу несправедливости новой".

Во второй части романа почти все завуалированно и представлено в форме универсального обобщения, гротеска, и притчи. Но при внимательном чтение можно понять и догадаться, что пытается сказать автор. Это не что иное, как описание американской жизни и талант писателя в том, что несмотря на то, что роман написан почти 100 (!!!) лет назад, он до сих пор актуален и четко отражает американскую действительность, которая действительно так и выглядит. Было бы смешно, если бы не было так грустно.
Самое трагичное в том, что почти весь этот фарс, хаос и фантасмагория в государственной системе, в том числе и бюрократической присутствует в реальности, а именно в такой утрированной форме. Нарочно не придумаешь!
В некоторых персонажах легко узнается эмиграционная служба, налоговые органы, различные организации помощи по различным вопросам, а также очень красочно описана президентская гонка.
Все выбранные мною цитаты, можно прочитать в моем блоге, здесь я привожу только некоторые и по-моему наиболее точные, отражающие суть того, что хотел сказать гениальный писатель.

"Да во всей швейцарской не было похоже такого угла, где можно укрыться от посторонних глаз.
И каждый торопился, каждый пробивал себе дорогу сквозь толпу, кто раздвигая встречных рукой, кто сосредоточенно глядя себе под ноги, кто рыская глазами не упускал случай бросить взгляд в швейцарскую за стеклами которой вывешивались всевозможные объявления и правила, памятки и просто записки, предназначенные как для гостей так и для обслуживающего персонала. Между вестибюлем и швейцарской имелась и возможность непосредственного сообщения через два больших раздвижных окна..... , чтобы бесперебойно давать справки по самым различным вопросам.
Именно за подробными раздумьями иные просителя и проводили у окна довольно много времени".

"Теперь надо и впрямь следить за каждым словом" - это о полит-корректности.
"А если, что у кого сгоряча с языка сорвалось, то и получай, вот и весь разговор"...

"Среди этих чужих людей, пекущихся каждый только о себе и своем интересе".

"Впервые столкнулся с американскими властями, уже в самом этом повторе почудилась зловещая подозрительность"....

"У представителей власти тоже заведено спрашивать о том, что и так очевидно".

"Толпа господину в цилиндре дружно хлопали в ладоши, торжественным хором распевая его имя... лучи всех автомобильных фар разом уткнулись в него, так что он оказался как бы в центре огромной светящейся звезды.... рукоплескания....
С балкона летели уже трудно различимые предметы, запущенные особо разгоряченными гражданами в своих политических противников, иногда даже попадали в цель, но чаще падали вниз, в толпу, вызывая в месте падения яростный вопль негодования.
Толпа на улице явно специально этому обученная, пользуясь мгновением ошеломляющего безмолвия, дружным ревом затягивала свой гимн....стараясь придать своей речи максимально возможную убедительность...." - это понятно о президентских выборах".

"Ведь первые дни европейца в Америке - все равно, что второе рождение, и хотя обживешься здесь куда скорей - так что слишком пугаться тоже не стоит. Надо все-таки иметь в виду, что первые впечатления всегда обманчивы...."
"Конечно, если дальше учиться, гимназию окончить, потом университет ... и в итоге можно получить законченное образование, которое еще на что-то годится и дает человеку хотя бы решимость зарабатывать деньги. ... Но для Америки это ничтожно мало".

"Медленное это было продвижение, и оттого путь казался вдвое длинней. Он уже миновал нескончаемый, как тоннель, пролет коридора, где вовсе не было дверей, и терялся в догадках, что скрывается за этими глухими стенами. Потом опять одна за другой пошли двери, многие он пробовал открыть, но они были заперты. А потом дохнуло черным мраком пустоты... бесконечные коридоры, часовня, пустующие комнаты, кромешная тьма повсюду..."

"Коридоры здесь бесконечно петляют, в их планировке все подчинено хитроумному расчету - как бы получше использовать жилую площадь, а об удобствах ориентирования никто не думает, так что она и сейчас не может сказать, сколько раз они по одним и тем же коридорам плутали."

"Неужто люди в вестибюле не видят, какое насилие учиняет над ним главный швейцар. А если видят, - не могут не видеть! - как же они такое допускают.
Но каждый по уши в своей работе, ничего, кроме этой работы, не видят и не слышат. К тому же они у главного швейцара в подчинении..".

"Он ... над всеми тут поставлен. - Ведь я заведую всеми входами-выходами, то бишь этим вот главным входом, тремя парадными и десятью служебными подъездами, не говоря уж о других бесчисленных дверях, дверцах, проходах и лазах.
Но раз уж ты здесь, я с тобой позабавлюсь...
Не думайте - будто я полностью в вашей власти, я ведь могу и закричать...
А я могу заткнуть тебе рот... Да если даже кто и прибежит, неужто ты и вправду думаешь, будто найдется хоть кто-то, кто поверит тебе супротив меня, главного швейцара. Так что ты эти пустые надежды лучше брось".

"Все нахалы и неслухи становятся тише воды, ниже травы"...

"А тут еще главный швейцар вцепился в него мертвой хваткой и не отпускает, как видно, раздумывает, чем бы таким еще унизить".

" Я не злопамятный, я только хочу обыскать твои карманы....
... в приступе жадности утратив всякую бдительность, начал шуровать и во втором кармане...." - это уже напоминает налоговые службы.

"Почему же ты остаешься, если с тобой так обращаются....
То, что обязательно для тебя, вовсе не обязательно для меня. И
это обязательно лишь для того, кто сам на такое согласился".

"... толпа сновала туда-сюда по вестибюлю в таком количестве, будто им специально поручено затруднить любому постороннему вход и выход...., ибо какого-то иного смысла в их беспорядочном хождении при всем желании усмотреть было нельзя"...

Въехать в США довольно сложно, но выехать еще сложнее, тебя опутывают паутиной связей и многочисленных обязательств, которые вы подписались выполнять.
"С каким бы удовольствием я отсюда съехала, не будь это так утомительно..." - было бы к кому...
Здесь этот вопрос каким-то образом решается, но не так, как хотелось бы, упс.
"Могучий поток движения спокойно вобрал в себя и эту частицу и понес ее вперед все быстрей и быстрей"...

"Лестница ползла дальше и терялась в полумраке, где ничто не предвещало скорого ее окончания"...

"Мы, двое взрослых, умудренных опытом мужчин, многое в жизни повидавших, и то неделями без работы бегали. Не так-то это просто, это трудно, даже чертовски трудно".
"Да где ты вообще сейчас место найдешь? Кто тебя знает? И кого ты знаешь?"
"Как ты умудрился прожить так долго здесь и почти ничего не увидеть..".

"В ярость меня приводит только мое убогое жалованье.
- Берите пример с меня.
- Днем вы работаете, а ночью учитесь.
- Ну да - Иначе не выходит, я уже все перепробовал и, поверьте, такой способ существования - еще самый благополучный.
- Но когда же вы спите?
- Когда сплю? - Вот доучусь, тогда и высплюсь.
- И когда же вы окончите университете?
- Это долгое дело....
Я и сам-то последние годы учусь скорее по привычке - просто бросать неохота. Радости от этого мало, а видов на будущее и того меньше. Да какие там виды! В Америке полно шарлатанов с липовыми дипломами.
А я хотел стать инженером...
А вместо этого приходиться стать слугой, да еще у этих... Обидно конечно"...
"первой ступенькой на пути к хорошему месту, наоборот отброшен теперь еще ниже"...

"Если он посоветовал ему остаться, значит, пока и думать не о чем. Зато надежда найти работу, на которой он смог бы проявить себя, и соответственно, чего-то добиться в жизни - такая надежда будет верней..., если он пока что займет место слуги...
Если понадобится, он и ночами будет работать, ... вначале это даже неизбежно. Он будет думать только об интересах дела, которому служит, и не погнушается никакими обязанностями - даже такими, которыми другие чиновники будут пренебрегать, считая их ниже своего достоинства".

"Впрочем, все же попадались препятствия, которых хоть и надлежало опасаться, но предусмотреть, а тем более каждое в отдельности предотвратить не было никакой возможности. Затруднения, как известно, имеются всегда".

"Тут ведь выгоды, каких нигде больше не сыщешь .... а это, сам понимаешь сулит кое-какие удовольствия".

"Мы всякому говорим - добро пожаловать!"

"Чудеса и счастливые совпадения возможные только в Америке и больше нигде".

"Мы трубим два часа, а потом нас сменяют мужчины, переодетые чертями. Половина трубит, половина барабанит. Очень красиво, да и вообще тут все оформлено шикарно.

"приукрашивать вообще не в обычаях американцев..." - потрясающий сарказм.

"Ибо на сострадание здесь рассчитывать не приходится, ибо все, что он знал об Америке, оказалось правдой - лишь счастливцы - зато уж в полной мере - наслаждались здесь своим счастьем в окружении беззаботных улыбок себе подобных".

"Ведь это самый большой театр в мире... Театр почти не имеет границ. Это очень старый театр, но он постоянно расширяется".

Правда, еще неизвестно, какую работу ты получишь...

"Мы везде принимаем максимальные подготовительные меры к максимальному скоплению людей. Ну а на ипподроме места много. И во всех городах, там, где обычно принимаются ставки на скачки, мы оборудовали свои приемные канцелярии.

Тощий, низенький господин... принялся объяснять и показывать, где, кому, как и в каком порядке строиться и куда направляться... , а потом сам энергично работает локтями, показывая, как надо бежать..."

"Что бы не происходило в тесном, даже при открытом окне насквозь прокуренном и дымном купе, все это меркло в сравнении с тем, что он видел, глядя в окно и холодное влажное дыхание ужаса обдавало лицо".

Скачки, скачки, скачки, записывайтесь на скачки!!! Ну а что делают с загнанными лошадьми, я думаю вы знаете.

" Ведь, следя по твоим же рассказам, да и по тому, что я сам видел, это никакая не служба, а просто рабство. Ни один человек такого не вынесет, тут я тебе верю".

"Только вот здоровье свое я на этом переезде вконец подорвал, а что у меня еще в жизни есть, кроме здоровья... Буду работать, сколько хватит силы, а как силы кончатся, лягу и помру.
Работал до последнего дня и загубил себя у них на службе".

"Но теперь, в сравнении с этой службой, которую ему хотят навязать и которая ему противна, любое другое место показалось ему благом, даже безработную нужду он предпочел бы такой службе".

"Про себя он нередко удивлялся, как это остальные столь беззаботно мирятся со своим нынешним положением, не чувствуют всю его временность и ненадежность..". Я бы добавила призрачность.

"Они-то ведь со мной не больно разговаривают, так мне вдруг тошно стало, хоть вой, ну я и завыл... Лишь бы был кто-нибудь".
- "А зачем вы пришли?
- Так ведь не с кем поговорить. Не подумайте, что я плакса, но, когда у тебя совсем никого нет, такое счастье хоть кому-то излить душу"...

"У меня хорошее зрения --- я все вижу".

"Людям, которые над тобой издеваются ты веришь, а тем, кто к тебе по-хорошему верить не хочешь?".

"Невозможно оправдываться, когда тебе не хотят верить... что бы он сейчас ни говорил, все будет истолковано превратно, и лишь чужой прихоти предоставлено здесь судить о добре и зле".

"В душе вы признаете, что я прав, но показать боитесь..."

"Почему всегда так - даже при самых безоблачных обстоятельствах непременно отыщется собрат, готовый испортить тебе настроение?"

Как сказано в предисловии, искусство Кафки, не в умении подсказывать читателю готовые ответ, а в мужестве ставить вопросы, ответы на которые еще не найдены.
Мало того, что я проанализировала роман Ф.Кафки "Америка", я еще набралась наглости ответить на вопросы им поставленные, но не смею задерживать ваше внимание. Спасибо всем, кто хоть это прочитал.
Да и мои ответы могут быть высказаны только в дневнике, то есть в моем блоге. Ведь там я что хочу, то и пишу.

Послесловие к роману "Америка" Ф.Кафка М.Рудницкого

/В "Америке" заметно то - относительное небольшое - расстояние, которое отделяет прозу Кафки от привычного нами критического реализма и даже можно наблюдать, как это расстояние возникает.
За внешними приметами американской жизни, за экзотикой небоскребов и нескончаемых городских ландшафтов, за чудесами техники и комфорта, описанными со смесью ужаса и сарказма, в романе проступает некий собирательный образ мира, загроможденного достижениями цивилизации - и тем не менее опасного, как первобытные джунгли.
Герой книги - честный и добрый мальчик Карл Росман - вступает в американскую жизнь в полном одиночестве, но во всеоружии прописанных моральных истин, с наивной убежденностью, что человек - хозяин собственной судьбы и способен прилежным трудом обеспечить себе достойное существование. Это его надежду всем сердцем разделяет и читатель, однако развитие события непреклонно доказывает обратное: в мире, где правит своекорыстие, добродетель бессильная, судьба человека зависит здесь от каких угодно случайностей, но только не от его субъективной воли.
Всякая удача, любое, даже минимальное восхождение по социальной лестнице обеспечивается только утратой человечности. а коль скоро Карл Росман не желает расставаться с добрыми побуждениями, судьба коварно манит его лишь призраками удачи, чтобы с тем большей жестокостью снова бросить на самое дно жизни.
И герой, поначалу свято веривший в справедливость, незаметно для себя становится фаталистов, он уже не спорит со своей участью, а лишь изредка и робко пытается ее перехитрить, обмануть. Ведь в конечном счете герой попадает в самое настоящее рабство./

1. Человек сам решает, где ему жить. Но разрывая связь со своей Родиной, он теряет свои корни. Обычно своя культура забывается, а новая не прививается. И думающий человек оказывается в оглушительном вакууме и одиночестве.
2. Независимо от того, кто, где живет - люди приспосабливаются к правилам любого общества. Это закон и бессмысленно его оспаривать.
3. Бюрократия она есть бюрократия везде, с ней спорить бесполезно.
Поэтому нужно просто поменять к ней отношение, только и всего.
4. Не противопоставлять себя государству. Примеры новейшей истории показали всем, что лучше этого делать и даже олигархам. Государство все равно сильнее. Зачем уподобляться теленку, который бодается с дубом. Нужно искать более приемлемые варианты сотрудничества.
5. Для среднестатистического человека лучше вообще ни с какими государствами дело не иметь, а научиться жить в параллельном мире, при этом не нарушая законов.
6. Смотреть на мир трезвыми глазами, учиться называть вещи своими именами и быть открытым для приема новой информации и не блокировать себя. Ведь иногда, как бы парадоксально это не звучало, наши оппоненты - это часть нас самих. Просто мы пока не хотим себе в этом признаться. А надо бы!

Далее следует мой поток сознания, который читать уже не обязательно, да и вряд ли кто сюда еще доберется, но если все-таки вам любопытно это прочитать и сделать любой комент, то с меня шоколадка. :)))
В США выживает только тот, кого удовлетворяет примитивная и растительная жизнь. Поработали, поели, посмотрели телевизор, постригли газон, поспали и опять все сначала.
Духовные потребности тут абсолютно не возможно реализовать. По большому счету общаться тут абсолютно не с кем - не считая уровня - How are you? - Hi, Buy, - Have a nice day!, сопровождающиеся лживыми и лицемерными объятиями и поцелуями.
Походы в так называемые русскоязычные клубы еще больше могут вселить вас в состояние глубокой депрессии, потому что невооруженным глазом видно, как все это убого выглядит и притянуто за уши. Два прихлопа, 3 притопа.
Нет, я не хочу сказать, что все так ужасно. Разумеется бывает и хорошо. Очень приятно и удобно пользоваться различными комфортными вещами, которыми окружен здесь быт. Ездить на машине вообще классно. Даже стрижку газона можно превратить в счастливое времяпрепровождение.
Походы в ресторанчики и различные увеселительные места вокруг, музеи, концерты, встречи с подружками, и не только с ними, очень скрашивает жизнь, которая действительно прекрасна и удивительна. За это можно быть Америке только благодарной и никто с этим не спорит.
Лично у меня все очень даже хорошо и я устроена тут во много раз лучше, чем те, которые с пеной у рта пытаются меня заткнуть, вместо того, чтобы вести спокойный конструктивный разговор.
Чтобы дойти до такого уровня, нужно было пройти через чистилище, да еще без гарантии выигрыша. Лично я никому бы не посоветовала через него проходить. Положа руку на сердце, а вы бы сами кому-нибудь посоветовали, из своего опыта? Только честно, то-то же.
Я веду разговор вообще не о материальном, а о духовном.
Нет тут в США чего-то такого острого и горячего. Пресно как-то все и безвкусно. Все так упорядоченно, что даже тошно. Это я так пишу, чтобы эмоции передать.
Короче, даже, достигнув материального уровня, вы все равно остаетесь в каком-то одиночестве. Это все относительно. Я свое например очень полюбила и мне с собой так хорошо и весело, что никто просто не нужен. Мне с собой не скучно. Но бывает иногда грустно. Во общем, если и есть ностальгия, то только по нашим российским страстям. У нас же в России весело, аж сил нет, насколько я это помню.
Tags: #главная книга A.Кафка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments